Несколько  лет  назад  в мировой  медицинской  общественности возникла   методика,  которая  внесла  существенный  резонанс. На   данный  момент   методика,  о  которой  мы  сегодня  расскажем,  имеет   огромное   число  противников,  однако  она   начинает  постепенно  распространяться  и  популяризироваться во  многих  уголках  планеты и  существует   для  поддержки  детей  инвалидов.

Несколько  слов  об   Эшли

Девочка   на  сегодняшний   день  проживает  со  своими   родителями,  сестрой и   братом  в городе  Сиэтл,  США. Однако   жизнь  её   только  так  называется,  потому  что  таких  людей   в народе  называют  «овощем». Её  заболевание,  статическая   энцефалопатия, не  позволяет   нормально   существовать и   девочке  приходится  мириться  с этим  и    очень  страдать.

Сейчас   Эшли  уже   исполнилось  тринадцать  лет. Она  не  может   ходить  и  самостоятельно   двигаться. Руками  и  ногами   она  шевелит  совсем  немного. Физическое  развитие девочки    в  детстве  проходило  нормально  и   практически  ничем  не  отличалось от   такового  у сверстников  с подобными  заболеваниями.

Первые  признаки   полового   созревания   у Эшли появились  уже  в шестилетнем  возрасте. Это произошло  именно  из-за  болезни. Родители  забеспокоились. Они   совсем  не  хотели  расставаться  с  дочерью  и  помещать  её  в детский  специализированный  дом-интернат,  однако  понимали,  что   дальше  так  продолжаться  не  может  и  они  просто  не   будут  в состоянии   ухаживать   за ней,  ведь  скоро  её  вес   может  достигнуть   55-60  кг  и   по  нескольку  раз   брать  её  на  руки  они   не  смогут.

Физическое  развитие  детей  инвалидов: что  же  делать?

Мысль  о  том,  чтобы  остановить  полностью  рост девочки, пришла  незамедлительно. Много  консультировались  с  врачами  и  по   их  поводу  собирались  консилиумы,  дабы   каким-то  образом  решить  проблему.

психически больной человек

После  долгих    обсуждений в сообществе  с  Комитетом  по  этике   было  принято  решение   провести  ряд  оперативных  вмешательств  и  курсы  гормональной  терапии для  снижения  роста,  а затем  его  замедления.

Родители   думали,  что  никакой  надежды  на  улучшение  состояния  Эшли  нет,  она   не  способна   будет  рожать,  поэтому   половые  органы   ей  оказались  не нужными. Также  объяснялась  нецелесообразность роста   и  развития  груди  девочки.  Таким  образом, открываются  некоторые  плюсы в этом  решении  проблемы   детей  инвалидов  и   взрослых  инвалидов: гистерэктомия и   удаление  молочных   желез позволит  избежать  менструаций и   в дальнейшем   предохранит  от  возможного  насилия,  которому  нередко,  по   данным  статистики,  подвергаются   люди-инвалиды.

Начало  лечения

В  2004  году  Эшли   была  произведена  операция  по   удалению  матки,  аппендикса и   молочных   желез. Затем начался курс  лечения   женскими  половыми  гормонами, а также  гормоном,  который  замедляет  рост  костей.

В  2006  году   терапию  прекратили,  потому  как  Эшли   действительно  перестала  расти. Она в тот  момент    весила  30  кг  и   рост  её  составлял  130  см. Стать  полноценным  взрослым  человеком   её  теперь   невозможно. Она  может   дожить  до  30-40  лет  при  хорошем  уходе  и  при  условии  отсутствия   тяжёлых  инфекционных  и  соматических  заболеваний.

Споры  и  согласие

Яростная  полемика  вспыхнула  в американском  обществе  после  публикации  метода  лечения  Эшли. Большая  часть  людей  относилась  к поступку  родителей  крайне  негативно  и  называли  их  монстрами  и   негодяями,  которые  руководствуясь  собственными  интересами стерилизовали   ребёнка без  его  согласия. Негативно  настроенные   люди  говорили,  что  родители  облегчили   жизнь  только  себе,  а не  девочке,  оставив  её  навсегда  в  девятилетнем  возрасте.

больной ребёнок в коляске

Противники   желали  привлечь  к уголовной  ответственности  всех  причастных  и   навсегда  запретить  подобные  методы  лечения.

Что  предлагают  врачи-противники  метода?

Вместо  остановки  роста    детей  лучше   создавать  новые  средства  абилитации  и  реабилитации,  которые   были   бы   подсобными   средствами  в  уходе  за  детьми-инвалидами и  взрослыми  инвалидами.

Мнения  сторонников  метода

За  метод выступают  в основном  родители  подобных  тяжёлых детей. Мать  одного   шестилетнего  ребёнка  написала, что   ей  одной  приходится  каждый  день  сталкиваться  с  проблемами и  Бог   просто  обязан   даровать  ей  бессмертную жизнь,  дабы  заботиться  о  ребёнке,  который  совершенно   беспомощен. Она  говорила.  Что   эта  ноша  её  не  тяготит,  и   она  любит  своего  ребёнка  всем  сердцем.

Метод   работает  и   является  востребованным

В  Вашингтоне   была  собрана  комиссия,  которая  постановила,  что  права  ребёнка   были   ущемлены  и  нарушены,  поэтому  впредь  не  рекомендуется  прибегать  к данной  методике   лечения без  постановления  суда.

 На  данный  момент   отец рассказывает  регулярно  о  состоянии  своей  дочери  в  личном   блоге и  абсолютно   уверен,  что   лечение   помогло   улучшить   состояние  его  дочери  и  привести  к  более  качественной  жизни,  чем   было   до   этого.

ребёнок инвалид учится

Отец   девочки  считает,  что    множество  отрицательных  отзывов  и  негативный  резонанс  привели  к  снижению   использования  методики для  лечения   детей-инвалидов. Таким  семьям  приходится  искать  помощи  за  пределами  США.

Спустя  несколько  лет  после  инновационного  лечения   Эшли   ещё  многие  семьи  прибегли  к  данной   методике  и сейчас,  по  информационным  сводкам  лондонской  газеты Guardian, количество   детей,  которые   были  прооперированы   по    этой   методике,  насчитывает  уже  свыше  сотни  человек. Интересуются   этим  способом  терапии   тысячи семей.

Без сомнения,  что  у  такой  терапии    противников  намного  больше,  чем почитателей. Но,  быть   может,  не  стоит  так   резко  отзываться  о новом и  не  торопиться  с  заключением?

Вправе  ли  мы  обсуждать  и   укорять  родителей  детей-инвалидов? Ведь  мы,  у кого  нет   такого  горя, не  знаем,  как  сложно  ухаживать  за  этими  особенными  детьми  и   смотреть  на  них  каждый  день  на  протяжении  всей   своей   жизни.

Дэвид  Флеминг,  который   является  директором   Центра  медицинской  этики  сказал,  что лишь  время   может  рассудить,  правильно  или   ошибочно  мы  поступаем.

Шел последний год учебы в школе, а я до сих пор не могла определиться с будущей специализацией. Мне безумно нравилась профессия врача. Бабушка — тоже медик, считала, что из меня получился бы хороший доктор скорой помощи.


Подробнее