Выбор опиатного наркомана традиционно не особо широк. Если есть деньги — то это героин; если денег меньше, но есть соответствующие связи — то морфин или опиум. С момента возникновения опиатной зависимости до социальной дезадаптации, извлекающей скрытые проблемы наружу, всегда проходит относительно долгий период времени, измеряемый годами. До этого не каждый из окружения любителя «зелья» сможет заподозрить имеющиеся нелады. Однако среди опиатов есть наркотик, убивающий весьма стремительно. Это — дезоморфин.

Откуда он пришёл?

Все «приличные» наркотики стоят деньги, и опиаты — не исключение, даже если речь идёт не о «высшей лиге» в образе героина. Даже простой опиум требует определённой технологии, и производится из конкретного вида мака.

Так получается, что через некоторое время употребления опиатов в силу объективных причин финансы иссякают. А «вмазаться» хочется.

Сумрачный гений русской души нашёл решение — можно купить вполне легальные кодеинсодержащие лекарства, извлечь оттуда кодеин и восстановить его до дезоморфина.

Слэнговые названия кустарного дезоморфина — «седло» (потому что на нём прочно «сидят») и «крокодил» (потому что крепко хватает и заживо ест).

Дезоморфин придуман более 80 лет назад в процессе поиска альтернативы морфину. На эту роль новое вещество не прижилось, так как хоть и обладало значительно более мощным обезболивающим действием, но при этом длительность эффекта была недостаточной, а наркогенность очень высокой, значительно выше, чем у морфина.

Структурная формула дезоморфина

Структурная формула дезоморфина

Мы не знаем, знали ли об этих исследованиях отечественные наркокулибины, но второе явление дезоморфина миру произошло именно в России, в начале нулевых годов ХХІ века. Наш передовой опыт быстро усвоили другие постсоветские страны, чьё население тоже не может похвастаться высоким уровнем жизни. Стремительная эпидемия нового увлечения прокатилась по бывшим республикам, унося десятки тысяч жизней.

Сделать себе дезоморфин очень легко. Для этого потребуется лекарство от боли с содержанием кодеина (или детский сиропчик от кашля с аналогичным наполнением), красный фосфор, йод, серная кислота и какой-нибудь растворитель, например, бензин. В итоге за смешную по меркам стоимости наркотиков сумму потребитель получал нечто среднее по силе действия между морфином и героином.

Отличительные особенности

Так сложилось, что в приготовленном при помощи кустарной химии растворе дезоморфина действующее вещество живёт очень недолго. Времени на нормальную фильтрацию варева не остаётся, и в вены параллельно с желаемым источником дешёвого кайфа поступает термоядерный концентрат отходов производства, выжигая изнутри организм незадачливого искателя счастья.

Стремительный путь в могилу

Неслабый «приход» нивелирует неприятные ощущения внутри вен. Последствия накатываются уже после окончания действия дезоморфина.

Как правило, раствор вопиюще нестерилен. Потребители закачивают себе средствами прямой доставки внушительные порции микробов, благодатно размножающихся в лишённой иммунитета среде. Дополнительным позитивом для вредоносных бацилл является механическое повреждение сосудов и тканей вследствие агрессивного действия кислотных компонентов вводимого раствора — на израненную поверхность инфекция всегда ложится легче.

Руки в язвах от наркотиков

Потребители закачивают себе порции микробов, благодатно размножающихся в лишённой иммунитета среде

Отрицательные изменения начинаются почти сразу, в течение первых недель употребления «крокодила». Первым звоночком является воспаление по ходу вен. Далее появляются язвочки по всему телу, иллюстрирующие системный капилляротоксикоз — общее воспаление мелких сосудов во всех без исключения органах. Кожа, являющаяся зеркалом процессов, происходящих внутри тела, проедена будто капельками кислоты. Прочно затянутый пучиной зависимости мозг в подавляющем большинстве случаев этот явный крик организма о помощи уже не слышит.

Сосуды становятся послушными проводниками гноеродных микроорганизмов, разъедающих всё на своём пути. Человек превращается в гниющий заживо кусок мяса. В процесс вовлекаются и другие органы, включая мозг. Также поражается внутренняя оболочка сердца, забивая последние гвозди в будущий гроб ещё вчера здорового человека.

Как правило, точка невозврата проходится через 5-6 месяцев после первой инъекции. Практика показывает, что к этому моменту уже никакие медикаменты не помогут возобновить нормальный нейрометаболизм. Человек окончательно теряет интерес ко всему, кроме поиска наркотика.

Дезоморфин приводит к страшным последствиям

В то же время состояние остальных органов и систем таково, что медицина может всего лишь несколько продлить их функционирование, но вылечить — уже нет. Печень, почки и сердце разрушаются уже даже без поступления новых порций выжигающей смеси.

Средняя длительность жизни потребителя кустарного дезоморфина с момента первой инъекции — полтора года при условии интенсивной медицинской помощи; без обращения в больницу — 6-7 месяцев.

Дополнительное масло в огонь подливают весьма длительные и мучительные ломки, при «крокодиловой» наркомании носящие далеко не фантомный характер. Реальные болевые импульсы от разлагающихся органов накладываются на отсутствие эндогенных опиатов, обусловливая без преувеличения адские муки. Наркоманы убегают из больниц за новыми дозами, даже если при этом едва могут передвигаться, напоминая своим видом картины из трэшевых кинофильмов о зомби.

Решительный удар

В 2012 году в Российской Федерации было принято волевое решение запретить безрецептурную продажу кодеинсодержащих лекарственных средств. Это затормозило оказание своевременной помощи детям при бронхите и создало дополнительные очереди в поликлиниках. Но дезоморфиновый урожай смертей моментально пошёл на убыль. К 2014 году доля дезоморфина в структуре опиатной наркомании упала с 25 до 1 процента.

Вслед за Россией начались ограничения кодеинсодержащих препаратов в других странах, однако далеко не везде этот процесс проходит гладко ввиду подковёрного противодействия со стороны производителей фармсредств.

«Крокодил» на данный момент отступил, но опасность не миновала ввиду невозможности полного контроля над оборотом лекарств, имеющих с своём составе кодеин. Ежегодно всё новые летальные случаи пополняют список жертв. Выходят из дезоморфинового пике считанные единицы.